Генеральной прокуратурой Российской Федерации в 2006 году в подчиненные подразделения на места было направлено информационное письмо подготовленное Управлением криминалистики Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 14.02.2006г. № 28-15-05 с обобщением практики использования полиграфа при расследовании преступлений. В обзоре представлен положительный опыт применения полиграфа в расследовании преступлений в Амурской, Астраханской, Брянской, Кировской, Липецкой, Новосибирской, Саратовской, Самарской, Тамбовской, Тверской, Читинской областях, Алтайском крае, Бурятии, Мордовии, Удмуртии и в ряде других регионов.

Текст письма. Правоохранительные органы ведут постоянную работу по внедрению в следственную практику криминалистических средств, способствующих свое­временному раскрытию преступлений и формированию доказательственной базы по уголовным делам.

В последние годы следственные и оперативные органы все чаще стали обращаться к возможностям полиграфа (детектора лжи, «лай-детектора»), ис­пользуемого более полувека во многих странах мира.

Управление криминалистики Генеральной прокуратуры Российской Федерации на основе анализа информации из прокуратур субъектов Россий­ской Федерации провело обобщение практики использования полиграфа при расследовании преступлений.

Обобщение показало, что полиграф стал применяться не только при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, но и для получения но­вых доказательств путем производства психофизиологических исследований в виде заключения эксперта или специалиста. Опросы, в основном, прово­дятся специалистами-полиграфологами, состоящими в штате органов внут­ренних дел. Экспертизы назначаются и производятся в подразделениях МВД России и в экспертных учреждениях Минюста России, а также нештатными экспертами.

Одним из показательных примеров использования полиграфа при рас­крытии преступления является расследование уголовного дела по факту убийства Захаровой Н. (Амурская область). Труп жительницы г. Шимановска с признаками насильственной смерти в виде двух проникающих колото-реза­ных ранений обнаружен 19 апреля 2004 г. на берегу реки Пера. На основании данных осмотра места происшествия следствие выдвинуло версию о том, что место обнаружения трупа являлось лишь местом его сокрытия. Был произве­ден осмотр жилища потерпевшей, в ходе которого между половицами пола и на вещах обнаружены следы вещества бурого цвета.

До исчезновения Захарова Н. сожительствовала с Бакановым Ю., кото­рый характеризовался как агрессивный и жестокий человек. Баканов показал, что Захарова уехала в неизвестном направлении, а он в интересующее след­ствие время находился у знакомых. После того как в результате проверки следственным путем алиби подозреваемого не подтвердилось, а местонахож­дение его брата (совершившего данное преступление - в соответствии с изме­ненными показаниями Баканова) установить не удалось, было принято реше­ние при проверке Баканова на причастность к убийству использовать более широкий комплекс мероприятий, в том числе провести опрос с использова­нием полиграфа. Его применение превзошло все ожидания. Результаты ука­зывали на то, что Баканов может быть причастен к совершению еще ряда аналогичных преступлений.

Полученная информация послужила импульсом для дальнейшей ра­боты следственной группы. Итогом кропотливого труда явилась добыча не­оспоримых доказательств умышленного причинения смерти Бакановым сво­ему отцу, находившемуся в розыске как без вести пропавшее лицо, сожитель­нице, а также знакомым Барсукову и Горпанюку. Приговором Амурского об­ластного суда от 10 мая 2005 г. Баканов признан виновным во всех инкрими­нируемых ему преступлениях и приговорен к длительному сроку лишения свободы.

В случаях отсутствия подозреваемых по уголовным делам планомерно устанавливаются и проверяются следственно-оперативным путем лица из ок­ружения потерпевшего, подучетный контингент, проживающий в районе со­вершения преступления, а также проводятся другие мероприятия.

Так, при обнаружении с признаками насильственной смерти трупов Дыдяна и Смирнова (Читинская область) на опрос с использованием полиграфа по определению владения какой-либо информацией об этом преступ­лении доставлялись знакомые погибших. Вывод, сделанный специалистом после беседы с одним из них - Молоковым, свидетельствовал об обладании информацией по существу значимых деталей события преступления. В по­следующем причастность Молокова к убийству была подтверждена процес­суальным путем.

По уголовному делу об убийстве стрелка ВОХР Метуданова С., труп которого с огнестрельным ранением в голову был обнаружен в помещении ЗАО «Шрея-Корпорейшн» (Республика Бурятия), с использованием полиграфа опрошены все работники предприятия. При проведении опроса води­теля Зарубина В. получена информация о том, что он с высокой степенью ве­роятности причастен к преступлению и обладает знаниями об участии в нем своего сообщника - Банзаракцаева. Эти обстоятельства позволили критиче­ски отнестись к ранее выдвинутому Зарубиным алиби, а затем и опроверг­нуть его. Указанный соучастник был также изобличен, а похищенный у по­терпевшего пистолет ТТ обнаружен.

В соответствии с УПК РФ оценка доказательств производится по внут­реннему убеждению участников уголовного процесса, и полиграф может сыграть определенную роль как дополнительный элемент убежденности в невиновности конкретного лица в инкриминируемом ему деянии или, наобо­рот, способствовать изменению ориентира в расследовании, отступлению от неверных предположений о причастности лиц к исследуемым событиям.

Челябинским областным судом к 18 годам лишения свободы за убий­ство Голуб А., сопряженное с изнасилованием, приговорен Хаметов Р. На ранней стадии расследования в поле зрения правоохранительных органов оказались Федоровы, в отношении которых проводился полный комплекс следственно-оперативных мероприятий. Отрицательные сведения, получен­ные при проверке на полиграфе, наряду с другими (из протоколов допросов и заключения генотипоскопической экспертизы) позволили обоснованно ис­ключить братьев из числа подозреваемых лиц.

Результаты предварительного расследования и опросов с применением полиграфа подтвердили непричастность Таратынова Е. и Самышкина А. к убийству Летяева С. (Самарская область).

Имеется немало примеров, свидетельствующих об оказании полигра­фом такого психологического эффекта на опрашиваемых лиц, когда предъяв­ление результатов опроса (нередко в совокупности с другими имеющимися в распоряжении следствия доказательствами) побуждало к даче признательных показаний.

В производстве прокуратуры Советского района Челябинской области находилось уголовное дело, возбужденное по факту безвестного исчезнове­ния Ушакова С. Был установлен гражданин, управлявший автомобилем, на котором, согласно показаниям Ушаковой Г., супруг уехал из дома. Водитель представил документы, указывающие на реализацию Ушаковой Г. автомо­биля, разыскиваемого сразу же после исчезновения. Данное обстоятельство, а также протоколы допросов родственников и соседей с высокой степенью ве­роятности позволили предположить совершение Ушаковой Г. убийства сво­его мужа. Результаты опроса с использованием полиграфа соответствовали накопленному следствием материалу. Ознакомившись с заключением спе­циалиста-полиграфолога, подозреваемая призналась в совершенном пре­ступлении, указав и место сокрытия трупа.

В октябре 2002 г. житель Вологодской области Ласковец В. обратился в УВД г. Череповца с заявлением о безвестном исчезновении своей жены. Ма­териалы проверки явились основанием к возбуждению уголовного дела. Ос­мотр квартиры, гаража и автомобиля заявителя положительных результатов не дал, а при осмотре дачного домика и бани обнаружены пятна бурого цве­та, которые по заключению судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств являлись кровью, которая могла произойти от разыскиваемой. В показаниях же Ласковца В. имелись противоречия. Было принято решение о проведении опроса с использованием полиграфа, в ходе которого выявлено, что труп сокрыт на дачном участке, а Ласковец В. имеет отношение к убий­ству жены и знает, где находится орудие преступления. После предъявления подозреваемому результатов опроса и выводов эксперта - биолога он указал место сокрытия трупа и орудия преступления.

Путем проведения опроса с применением полиграфа возможно и уст­ранение возникающих противоречий.

По уголовному делу о причинении тяжкого вреда здоровью, повлек­шего по неосторожности смерть Токтохоева Ц. (Республика Бурятия), сын потерпевшего, первоначально показав о нанесении смертельных ранений от­цу в присутствии своего дяди Церетарова, в последующем пояснил, что к убийству может быть причастна его мать - Дымбралова, которая после явки в прокуратуру призналась, что нанесла удары молотком по голове супруга. В данном случае именно опросы с использованием полиграфа позволили вос­становить картину происшедшего, в результате чего первоначальная версия, о совершении преступления сыном, нашла свое подтверждение.

Нельзя исключать, что отказ от участия в опросе с использованием по­лиграфа является неким показателем, свидетельствующим о возможной при­частности лица к исследуемому событию. Нежелание подозреваемого участ­вовать в проведении данного мероприятия (при отсутствии обстоятельств, препятствующих его, осуществлению, таких как определенное заболевание и другие) должно насторожить членов следственной группы и явиться основа­нием для углубленного изучения личности «отказника», характера его отно­шений с потерпевшим.

По уголовному делу, возбужденному по факту безвестного исчезнове­ния Гайдарева А., соучредителя ООО «Сиблеспрофиль» (Новосибирская об­ласть), повышенное внимание правоохранительных органов привлек коммер­ческий партнер Гайдарева Расторгуев А..  Это было вызвано еще и тем, что Расторгуев А. неоднократно отказывался от проверки на полиграфе. Данное обстоятельство обусловило выдвижение приоритетной версии - убийство предпринимателя его компаньоном. Правильно выбранное направление стало залогом раскрытия преступления - виновные лица, Расторгуев А. и его соуча­стник Красненко А., привлечены к уголовной ответственности.

Результатом подбора обоснованных и необходимых вопросов к опра­шиваемому лицу может стать не только возможность получения призна­тельных показаний, но и выявление дополнительных обстоятельств, сущест­венно расширяющих доказательственную базу, а именно: установление ве­щественных доказательств, отыскание трупа.

По уголовному делу об исчезновении Мингазовой Э. (Удмуртская Рес­публика) опрос на полиграфе показал непосредственное отношение Мака­рова В. к исчезновению девушки. Яркая положительная реакция наблюдалась при его ответе на вопросы: наносил ли побои Мингазовой Э., вступал ли с ней в половую связь. При вопросе о местонахождении разыскиваемой отме­чена его положительная реакция на слово «лес». Используя полученные дан­ные, сотрудники милиции при обследовании лесного массива обнаружили труп потерпевшей с признаками насильственной смерти. При установлении трупа Макаров В. подробно рассказал о совершенном им преступном деянии.

16 декабря 1999 г. в г. Елизово Камчатской области в квартире жилого дома обнаружен труп гражданки Плескач с резаной раной шеи. Подозрение пало на бывшего сожителя потерпевшей Аникеева, однако на интересующее следствие время он пытался создать себе алиби с помощью друзей. Их пока­зания вызывали сомнения, в связи с чем было принято решение о проведении опроса с использованием полиграфа. В предтестовой беседе проверяемый пояснил, что от сотрудников милиции осведомлен об убийстве, но не знает подробностей происшедшего. Во время опроса он не проявлял интереса к тому, что происходит, на вопросы отвечал односложно. Вместе с тем спе­циалист-полиграфолог сделал вывод, что Аникееву известны все детали пре­ступления: и способ проникновения в квартиру, и место убийства, и орудие преступления, а также предметы одежды потерпевшей, но он скрывает это. На тот момент следствие не располагало какими-либо доказательствами в отношении Аникеева, орудие преступления обнаружено не было. Для уста­новления местонахождения орудия преступления специалист составил поисковый тест с отражением наиболее вероятных мест, при реализации которого опрашиваемый прореагировал на вопрос: оружие выброшено возле дома, где произошло убийство. При осмотре прилегающей местности с использова­нием металлоискателя был обнаружен кухонный нож, экспертные заключе­ния по которому зафиксировали как наличие пальцевых отпечатков подозре­ваемого, так и крови потерпевшей. Поисковый тест, направленный на уста­новление одежды Аникеева, показал, что на опрос он явился в той же самой одежде, в которой совершил преступление.

Порой применение полиграфа обусловлено необходимостью конкрети­зации действий обвиняемых.

В ходе расследования убийства Любарской Л. (Брянская область) уста­новлены признаки отравления, а также наличие множественных колото-реза­ных ранений. Обвиняемые Фурлетова О. и Бульбенкова М., стремясь ввести следствие в заблуждение, давали противоречивые показания об обстоятель­ствах совершения преступления, перекладывая груз ответственности друг на друга, отрицая при этом факт использования клофелина. Следователем было принято решение о проведении опроса с применением полиграфа, совместно со специалистом разработан перечень вопросов. Опрос зафиксировал наибо­лее яркие эмоциональные реакции: Фурлетовой - на механизм причинения ножевых ранений, Бульбенковой - на подмешивание лекарственного препа­рата. В дальнейшем, уже в процессе следствия, были разграничены действия обвиняемых.

Правоохранительные органы ряда субъектов Российской Федерации несколько шире используют возможности полиграфа.

Заслуживает внимания практика привлечения специалиста-полиграфо­лога к работе следственной группы на самом раннем ее этапе в Брянской об­ласти. Учитывая то, что постановка значимых вопросов, итог контакта с со­беседником зависят от объема имеющейся информации, получения ее при непосредственном наблюдении обстановки, специалист выезжает практиче­ски сразу на место происшествия совместно с сотрудниками уголовного ро­зыска.

Работники прокуратур Алтайского края, Пермской, Кировской, Липец­кой и Тверской областей на основе изучения материалов уголовных дел при необходимости дают указания на использование полиграфа.

В Пермской области за последние 5 лет только по заданию прокурор­ских работников проведено 650 опросов.

В Камчатской и Вологодской областях прокурорские работники совме­стно с полиграфологом и сотрудниками уголовного розыска разрабатывают комплекс вопросов к испытуемым, осуществляют планирование времени и тактики производства опроса, а в Республике Коми перед использованием полиграфа для фиксации добровольности и согласия участия производят до­просы.

В Ростовской области следствием приобщаются к материалам уголов­ных дел результаты опроса с использованием полиграфа, оформленные в ви­де выписок из справки либо рапортов. При этом задания органу дознания на проведение исследований даются следователями прокуратуры в рамках от­дельных поручений по выполнению оперативно-розыскных мероприятий.

Примеров того, что полученные при применении полиграфа сведения явились одним из обстоятельств, имеющих процессуальное значение для уголовного дела, пока не так много, но их число увеличивается.

Приговором Увельского районного суда Челябинской области от 29 сентября 2003 г. Мальцев В. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ, с назначением наказания в виде 8 лет лишения свободы. Обосновывая доказанность вины подсудимого, суд указал, что показания свидетеля Гарифулина А. согласуются с данными обследова­ния его и Мальцева В. на полиграфе.

На первоначальном этапе расследования Гарифулин А. и Мальцев В. утверждали, что отец последнего, труп которого был обнаружен в погребе его дома, скончался в результате несчастного случая. Поскольку заключение судебно-медицинской экспертизы исключало получение потерпевшим телес­ных повреждений в соответствии с показаниями названных лиц, был произ­веден опрос с использованием полиграфа. После разъяснения Гарифулину А. смысла применения детектора лжи он признался, что Мальцев В. избивал от­ца до тех пор, пока тот не скончался. Сбросив тело в погреб, он попросил Га­рифулина А. дать неверные показания. Результаты опроса Мальцева В. сви­детельствовали о ложности его сведений относительно обстоятельств гибели отца.

В данном случае, как и по уголовным делам об убийстве Сорокина и Ефремова (г. Москва), к материалам уголовного дела была приобщена справ­ка о результатах опроса на полиграфе.

Федеральный судья Мещанского районного суда Центрального адми­нистративного округа г. Москвы в приговоре по результатам рассмотрения уголовного дела по обвинению Якушевой И. в совершении убийства без отягчающих обстоятельств сделал ссылку на справку о результатах опроса с использованием полиграфа. В данном случае справка, согласно которой «с высокой степенью вероятности Якушева И.Н. причастна к убийству гр. Со­рокина...» использована судьей как доказательство, подтверждающее вину.

По уголовному делу об убийстве Ефремова С. подсудимый Авдеев Д. отказался от признательных показаний. Кунцевский районный суд г. Мо­сквы, взяв за основу показания, полученные в ходе предварительного рассле­дования, обосновал свое решение в том числе и тем, что «в материалах уго­ловного дела имеется справка по результатам опроса Авдеева с применением полиграфа, в которой указано, что Авдеевым совершено убийство Ефремова и труп находится именно в месте, указанном Авдеевым».

Трансформация результатов опроса на полиграфе, как одного из видов оперативно-розыскных мероприятий, в процессуальную форму для после­дующего использования в процессе доказывания нашла свое распростране­ние в Брянской области, где механизм закрепления результатов опроса со­стоит из следующих этапов:

- к материалам уголовного дела приобщается справка-меморандум о проведенных оперативно-розыскных мероприятиях и справка специалиста-полиграфолога;

- допрос специалиста о результатах опроса и научных методах, исполь­зуемых при снятии данных и подсчете результатов полиграмм;

- допрос ранее опрошенного лица с предъявлением результатов опроса.

Признавая  материалы   полиграфной  проверки   иными  документами (в соответствии с главой 10 УПК РФ), следователи прокуратуры оперируют ими в дальнейшем как доказательствами, в том числе отражают их в итого­вом документе - обвинительном заключении.

Аналогичной позиции по привлечению полиграфологов в качестве спе­циалистов с применением указанных процессуальных норм придерживаются в прокуратуре Астраханской области.

По уголовному делу об убийстве Кирьянова Г. (Клинцовский район Брянской области) посредством применения полиграфа было выявлено лицо, совершившее преступление, а также определен способ его совершения. В хо­де судебных слушаний допрошен специалист-полиграфолог, показания ко­торого наряду с другими доказательствами легли в основу обвинительного приговора.

Всего за 2004-2005 гг. судами области специалист-полиграфолог допра­шивался по 4 уголовным делам.

В ходе судебного следствия по уголовному делу об убийстве на сексу­альной почве малолетнего Сергеева А. специалист, проводивший опрос на полиграфе, также вызывался в судебное заседание. В обвинительном приго­воре судья суда Еврейской автономной области сослался как на показания специалиста, так и на его заключение.

Несколько иным способом, наиболее перспективным, возможности по­лиграфа при установлении и доказывании обстоятельств используются ра­ботниками прокуратур Астраханской, Тамбовской и Саратовской областей,  г. Москвы, а также республик Мордовия, Бурятия и Северная Осетия-Ала­ния. Ими назначается нетрадиционный вид судебных экспертиз - психофи­зиологические, результаты которых в дальнейшем, при раскрытии преступ­лений и направлении уголовных дел в суд, используются в качестве доказа­тельств.

В Республике Бурятия по двум уголовным делам, рассмотренным с вы­несением обвинительных приговоров, заключения комплексных психолого-психофизиологических экспертиз, произведенных полиграфологом и психо­логом, являлись одним из доказательств.

Оценивая исследованные материалы дела, показания подсудимого Юрши Е. о том, что он не совершал разбойного нападения и убийства Жугдуровой В., а признательные показания давал под влиянием недозволенных методов, судья Гусиноозерского городского суда Республики Бурятия при­шел к убеждению о доказанности вины Юрши Е. При этом судья руково­дствовался и заключением комплексной психолого-психофизиологической экспертизы, в соответствии с которой «отсутствие среди выявленных инди­видуально-психологических особенностей таких характеристик, как склонность к фантазированию, лживость, повышенная внушаемость и наличие нормативно выраженной способности к анализу своих действий, предвиде­нию их последствий, делает маловероятной возможность сочинения фактов, изложенных на допросах и при проведении полиграфного опроса.

Достаточное использование в практической деятельности указанной судебной экспертизы отмечено в Республике Мордовия, где в 2004 г. Мор­довской лабораторией судебной экспертизы по постановлениям следователей прокуратуры проведены 4 таких экспертизы.

По уголовному делу об убийстве престарелых сестер Шеяновых подоз­реваемый в совершении убийства их родственник Крючков Ю. на первона­чальном этапе следствия, признавая свою вину, давал противоречивые и не­последовательные показания, а в дальнейшем и вовсе отказался от них, ссы­лаясь на оказанное психическое и физическое воздействие. Психофизиоло­гическая экспертиза подтвердила, что Крючков Ю. наносил удары ножом по­терпевшим, которых живыми видел в последний раз 15 сентября 2003 г., в день совершения преступления. Выводы экспертизы были указаны в обвини­тельном заключении и являлись предметом исследования в судебном заседа­нии. Верховный Суд Республики Мордовия, провозглашая обвинительный приговор в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, при­знал доказательством и данное экспертное исследование. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в кассацион­ном определении указала, что приговор отвечает требованиям закона, данных о том, что по делу исследовались недопустимые доказательства, не имеется.

Экспертные исследования с использованием полиграфа проводятся также на базе Тамбовской лаборатории судебной экспертизы. Одно из таких исследований, как следует из приговора Октябрьского районного суда г. Тамбова, признано доказательством, подтверждающим виновность Сосина А. и Тамаряна Н. в совершении преступления, предусмотренного   ч. 2 ст. 213 УК РФ.

Прокуратурой Саратовской области совместно с Саратовской лабора­торией судебной экспертизы в 2003 г. разработаны методические рекоменда­ции по проведению данного вида экспертизы на базе названной лаборатории и Саратовской областной психиатрической больницы. Экспертное заключе­ние в качестве одного из доказательств вины использовалось следовате­лем и государственным обвинителем по уголовному делу в отношении Ларькина С., обвиняемого в убийстве Калашникова А. и его престарелой матери.

Вывод комплексной психолого-психофизиологической судебной экс­пертизы свидетельствовал о нанесении Ларькиным телесных повреждении Калашникову и совершении действий по поджогу дома Калашниковых.

Ахтубинским городским судом Астраханской области было отклонено заявленное защитником подсудимого Абдрахманова А. ходатайство об исключении заключения психофизиологической экспертизы из доказательств по уголовному делу о покушении на убийство сотрудника милиции. Кроме того, председательствующим (по ходатайству государственного обвинителя) назначены еще три таких исследования в отношении двух потерпевших и одного свидетеля. Экспертизы проводились в УВД Астраханской области.

Право следователя как должностного лица (в соответствии со ст. 38 УПК РФ) самостоятельно принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, в том числе выносить постановление о назначении психофизиологической экспертизы, признано Нагатинским районным судом г. Москвы при рассмотрении жалобы адвоката о правомерное назначения данной экспертизы.

Возможности полиграфа при раскрытии и расследовании преступлений широко используются в Краснодарском крае, где функционирует отдел специальных психофизиологических исследований и работает 30 полиграфологов. Только за 6 месяцев 2004 г. специалистами края было проведено более 13 тысяч опросов с использованием полиграфа по 5 тысячам преступлений, из которых раскрыты более 1,5 тысячи. Специалисты-полиграфологи отдела востребованы не только правоохранительными органами края, но и оперативными подразделениями других субъектов Российской Федерации, а также стран ближнего зарубежья. В Республике Татарстан с 2000 по 2004 годы произведено 2117 опросов по 1759 преступлениям.

Эффективность использования детектора лжи в отмеченных, а также во многих других ситуациях, с которыми часто приходится сталкиваться работникам прокуратуры, безусловна. Следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования и принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий. При этом адекватным противодействием преступности является и совершенствование путей поиска доказательств, и придание им (дозволенными методами) труднооспоримой процессуальной значимости.

Вместе с тем следует соблюдать основной принцип проведения исследования с использованием полиграфа - добровольность процедуры. Кроме того, исследование должен проводить компетентный специалист при наличии необходимых технических средств.

Управление криминалистики Генеральной прокуратуры Российской Федерации

 

По материалам http://www.law.edu.ru

 21 января 2018

Cloudy

-1°C

Николаев

Cloudy

Новини