В научной заметке приведена статья Натальи Зозули, опубликованная 14.12.2017 под названием "ЕКСПЕРТ З ПИТАНЬ ПРАВА: ПРОБЛЕМА ПРОЦЕСУАЛЬНОГО СТАТУСУ" на портале "Українське право" (язык оригинала - украинский). В которой сообщается, что одной из новелл, которая присутствует в обновленных процессуальных кодексах (ст. 73 ГПК, ст. 70 ГПК, ст. 69 КАС), является введение института эксперта по вопросам права. Однако регламентация этого института является несовершенной и, как следствие, очевидно может провоцировать ряд вопросов при применении этих положений на практике.

Текст статьи (перевод, язык оригинала - украинский). Одной из новелл, которая присутствует в обновленных процессуальных кодексах (ст. 73 ГПК, ст. 70 ГПК, ст. 69 КАС), является введение института эксперта по вопросам права. Однако регламентация этого института является несовершенной и, как следствие, очевидно провоцировать ряд вопросов при применении этих положений на практике.

«Признание» эксперта по вопросам права

Прежде всего, одной из пробелов, которая сразу привлекает внимание, является определение понятия и установление требований к эксперту по вопросам права. Поскольку положения, касающиеся этого института, идентичны во всех кодексах, то их можно рассмотреть на примере Гражданского процессуального кодекса.

Так, согласно ч. 1 ст. 73 ГПК в качестве эксперта по вопросам права может привлекаться лицо, имеющее ученую степень и является признанным специалистом в области права. Однако в статье игнорируются такие важные для эффективного применения норм вопросы: (1) научный степень должен быть у такого лица; (2) в какой сфере права эксперт должен иметь научную степень; (3) кого следует считать «признанным специалистом в области права»?

В то время как по первым двум вопросам ответы более очевидными (хотя и не однозначными), то на третье из них ответить вообще невозможно. Кто будет определять "признание" специалиста в области права? Или это должен быть профессор из университета с многолетним опытом и рядом научных публикаций, или адвокат, который является активным в соцсетях и признан среди представителей правового сообщества? К тому же «признание» эксперта одним участником судебного разбирательства может не быть абсолютной для другого, который вправе оспорить допуск такого лица в судебный процесс.

Процедура привлечения эксперта по вопросам права

Здесь мы сталкиваемся с другой пробелом кодексов, а именно неопределенность процедуры привлечения эксперта по вопросам права в процесс. Часть 1 ст. 73 ГПК Украины нам говорит по этому поводу следующее: «Решение о допуске к участию в деле эксперта по вопросам права и добавления его заключения к материалам дела принимается судом». Однако кто должен заявить соответствующее ходатайство или суд самостоятельно по своей инициативе привлекает такого эксперта, в кодексах не определено.

Международный опыт привлечения экспертов по вопросам права

Возвращаясь к процессуального статуса и роли эксперта по вопросам права, можно заметить следующее. Этот институт, хотя и является новым для Украины, однако уже длительное время применяется в международном праве. Наиболее известным примером является так называемые «amicus curiae», что дословно означает «друг суда». Это лицо (причем, не только физическое), которое не является процессуальной стороной по делу, обладает исключительными юридическими или профессиональными знаниями по важной теме, имеет место в конкретном деле, и одновременно участвует в ее рассмотрении с целью содействия вынесению справедливого судебного решения.

В результате своей работы такие «друзья суда» предоставляют суду, рассматривающего конкретное дело, «аmicus curiae brief», то есть их мнение, взгляд, отчет. Особенно распространена такая форма правовой экспертизы в США и Великобритании, однако иногда она применяется и в странах с правовыми системами континентального права.

В то же время несколько похожей формой правовой экспертизы институт генеральных адвокатов, действующих в структуре Суда Европейского Союза. Такие «адвокаты» оказывают помощь судьям, пишут необязательные письменные заключения, содержащие рекомендации по рассмотрению конкретного дела.

Привлечение экспертов по вопросам права Конституционным и Верховным судами Украины

У нас тоже можно привести примеры привлечения сторонних или внутренних специализированных органов и организаций для оказания помощи судам, однако они касаются именно высших судебных учреждений Украины. Например, Конституционный Суд, нередко рассылая соответствующие запросы в ведущие юридические высшие учебные заведения и научные учреждения, получает выводы, которые обычно имеют форму заключения научно-правовой экспертизы, проведенной в соответствии с Законом Украины «О научной и научно-технической экспертизе».

Также при Верховном Суде Украины и Высшем специализированном суде по рассмотрению гражданских и уголовных дел функционировали и продолжают пока работать научно-консультативные советы, одной из функций которых является предоставление выводов и рекомендаций по правовым вопросам, возникающим в судебной практике. Аналогичный по своим функциям орган вскоре заработает и в составе нового Верховного суда.

Поэтому видим, что на уровне судов кассационной инстанции и конституционной юрисдикции своеобразные «эксперты по вопросам права» работают и предоставляют свои выводы уже длительное время. С принятием новых кодексов этот институт будет применяться и судами низших инстанций при рассмотрении конкретных судебных дел.

В то же время статьей 114 ГПК определен круг вопросов, по которым эксперт может оказывать свое заключение: (1) по применению аналогии закона или аналогии права (2) по содержанию норм иностранного права в соответствии с их официальным или общепринятым толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем государстве.

Требования к эксперту: формализм и ограниченность доступа

Одновременно с этим хотелось бы заметить на определенную ограниченность по привлечению отдельных лиц в качестве экспертов по вопросам права. Прежде всего, по непонятным причинам законодатель не предоставил возможности юридическим лицам быть вовлеченными в судебный процесс в качестве экспертов по вопросам права.

Также, исходя из современных реалий, по нашему мнению, наличие ученой степени не должно быть обязательным условием. В частности, при рассмотрении конкретного дела важной для суда может оказаться не только мнение ученого, но и юриста-практика или организации, или международного эксперта, который не имеет научной степени, однако занимается исследованиями определенных вопросов, уже участвовал в рассмотрении подобных споров и имеет практический опыт применения тех или иных норм.

Не заменят ли эксперты судью?

Одновременно с законодательными коллизиями и пробелами, беспокойство среди юристов вызвало введение этого института в целом. Так, существует мнение, что введение в судебный процесс эксперта, который будет предоставлять свои заключения по вопросам права, противоречит принципу «jus novit curia» («суд знает право»), который означает, что каждый профессиональный судья является юристом, то есть по сути он сам и является экспертом по правовым вопросам и должен лучше любого специалиста самостоятельно их решать. В то же время, как мы отмечали выше, это является признанной международной практикой, направленной на качественное решение дела по существу и вынесения законного и обоснованного решения.

Говоря о роли выводов эксперта по вопросам права, заметим, что согласно ч. 1 ст. 115 ГПК они не являются доказательством, а имеют вспомогательный (консультативный) характер и поэтому не является обязательным для суда. В то же время суд может ссылаться в решении на заключение эксперта в области права как на источник сведений, которые в нем содержатся, и должен сделать самостоятельные выводы по соответствующим вопросам.

Поэтому, исходя из системного анализа данной статьи, можно сделать вывод, что статус такого эксперта вспомогательный и, следуя принципу процессуальной экономии, суд вообще может избегать такого привлечения. Это объясняется, в частности тем, что суд может или не принимать во внимание предоставленое заключение или даже если он ссылается в решении на такой вывод, то все равно необходимо будет сделать самостоятельные выводы по соответствующим вопросам.

Можно также обратить внимание на терминологическую коллизию, которая содержится во всех трех процессуальных кодексах. Так, в статье, где говорится о процессуальном статусе эксперта, употребляется понятие «эксперт по вопросам права», а в параграфе, посвященном выводу такого эксперта, его уже называют «экспертом в области права». Такие незначительные, на первый взгляд, коллизии также могут стать причиной неуместных дискуссий в суде.

Кроме этого, стоит отметить, что вновь к кодексах законодатель не предусмотрел нормы, согласно которой такой эксперт предупреждается об ответственности за заведомо ложное заключение или за отказ без уважительных причин от исполнения возложенных на него обязанностей. При таких обстоятельствах на практике могут возникнуть сомнения в правдивости его заключения. Кстати, в судебной практике Украины уже было решение, в котором фигурировал неправильный перевод и разъяснение норм иностранного права, спровоцировавший принятия незаконного решения (Постановление ВХСУ от 06.03.2017 года по делу №907 / 930/15).

Подытоживая, заметим, что введение в процессуальное законодательство нового института эксперта по вопросам права является положительной новеллой, введение которой обусловлено увеличением случаев применения положений иностранного законодательства, международной судебной практики, а также направлением на обеспечение реализации верховенства права при осуществлении судебного процесса. В то же время регламентация этого института, которая содержится в кодексах сомнительна и может спровоцировать возникновение ряда практических вопросов при применении этих положений на практике.

 15 августа 2018

Partly cloudy

25°C

Николаев

Partly cloudy

Новини