Как в следственной, так и судебной практике возникают ситуации, когда при исследовании обстоятельств, исключающих преступность деяния, необходимо применение психологических знаний в форме экспертизы. Заключение судебно-психологической экспертизы, в частности, может быть одним из доказательств необходимой обороны и ее эксцесса.

Публикуется по изданию РФ: Холопова Е. Судебно-психологическая экспертиза при исследовании обстоятельств, исключающих преступность деяния. // Законность, 2005, № 10.

Продолжение текста статьи. Практика применения института необходимой обороны далеко не беспроблемна, правоприменители затрудняются при определении ее допустимых пределов. Зачастую они руководствуются житейским опытом и здравым смыслом, поскольку в некоторых ситуациях нет ни свидетелей, ни прямых доказательств, действительно ли дело было так, как говорит обороняющийся, или же он инсценировал ситуацию необходимой обороны, чтобы расправиться с якобы напавшим на него человеком.

Понятия, входящие в конструкцию норм о необходимой обороне, имеют оценочный характер, поэтому для расследования и судебного разбирательства дел данной категории используются специальные психологические знания. Они необходимы для уяснения, что обороняющийся действительно воспринимал ситуацию как опасную для своей жизни.

Заметим, что опасность имеет два смысловых значения. Во-первых, объективно опасный фактор (насилие, провокация, шантаж и т.д.), способный причинить обороняющемуся вред. Здесь опасность может осознаваться или не осознаваться человеком. Обычно этот фактор доказывается с помощью свидетельских показаний, а также показаний самого обороняющегося. Во-вторых, опасность может выступать в виде субъективного переживания, ожидания опасности, страха, беспокойства и т.д. В этом случае опасность порождена восприятием ситуации как опасной, в то время как объективно она может и не быть таковой, что может привести человека к неправильной реакции на действия посягающего.

При изучении поведения человека в ситуации криминальной опасности эксперт-психолог осуществляет анализ соотношения сознательного и бессознательного в поведении обороняющегося, психологической мотивации действий.

Отечественные и зарубежные исследования показывают, что достаточно распространенной реакцией на ситуации, создающие угрозу жизни и безопасности, является страх перед преступником и преступлением. Установлено, что страх и жестокость - взаимосвязанные и взаимообусловленные факторы. Поэтому нередко обороняющийся действует по отношению к посягающему с большей жестокостью, чем нужно.

Различными могут быть эмоциональные состояния обороняющегося (состояния психической напряженности, фрустрации, стресса, растерянности, аффекта). Диагностика эмоциональных состояний также входит в компетенцию СПЭ.

В теории уголовного права превышение пределов необходимой обороны принято называть эксцессом обороны, т.е. выходом за ее пределы.

Закон не раскрывает признаков явного несоответствия защиты характеру и степени опасности посягательства. Наиболее часто эксцесс обороны выражается в очевидном несоответствии интенсивности защиты и интенсивности посягательства.

Кроме того, следует учитывать, что обороняющийся часто взволнован, не имеет возможности адекватно оценивать обстановку и намерения посягающего. Поэтому каждый раз необходимо подробно устанавливать: осознавал ли обороняющийся, что защита не соответствует характеру и степени опасности посягательства, мог ли он предвидеть, что причинение вреда явно превышает вред, необходимый для защиты.

В ч. 2 ст. 37 УК РФ закреплено: "Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения".

С введением этой нормы возрастает роль СПЭ как одного из видов доказательств, исключающих уголовно-правовую ответственность. Использование специальных психологических знаний при доказательстве обстоятельств необходимой обороны помогает оценить соразмерность общественной опасности содеянного и личности преступника.

Судебно-психологическая экспертиза может использоваться и при доказательстве условий крайней необходимости. Условия правомерности крайней необходимости более жесткие, чем условия правомерности необходимой обороны.

Иногда возникают ситуации, которые требуют готовности к экстренным действиям, когда человеку приходится принимать решения в условиях острого дефицита времени. Это приводит к большим психическим нагрузкам.

В соответствии с ч. 2 ст. 39 УК РФ превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожающей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред, равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

Судебно-психологическая экспертиза в данном случае может решить следующие задачи:

- дать характеристику психологических составляющих экстремальной ситуации и ее влияния на возможное поведение;

- раскрыть психологический механизм принятия решения в этой ситуации;

- определить, осознавало ли лицо возможность причинения равного или большего вреда.

Одни и те же экстремальные ситуации и факторы могут оказывать диаметрально противоположное психологическое воздействие на человека. Более того, один и тот же человек в одних и тех же экстремальных ситуациях, но в разное время может вести себя по-разному. Причина этого в решающей роли личностных, индивидуальных особенностей. Психологические реакции вообще не навязываются однозначно человеку ситуациями. Поэтому без психологического исследования невозможно ответить, как та или иная ситуация, тот или иной фактор воздействуют, с какой силой, какая реакция может возникнуть у человека.

Следует обратить внимание и на возможности судебно-психологической экспертизы как доказательства признаков физического или психического принуждения.

В соответствии со ст. 40 УК РФ физическое и психическое принуждение в зависимости от степени подавления воли человека можно подразделить на:

- непреодолимое: принуждаемый полностью утрачивает способность самостоятельно руководить своим поведением;

- преодолимое: принуждаемый сохраняет способность в той или иной мере руководить своим поведением <*>.

Под насильственным психологическим принуждением необходимо понимать только непосредственное воздействие на психику.

Если принять как аксиому положение, что психика человека состоит из сознательного начала и бессознательного, то вполне вероятно, что воздействию подлежит и то, и другое. Следовательно, психическое принуждение может быть осуществлено путем насильственного воздействия на психику принуждаемого двумя способами:

- путем информационного воздействия, заключающегося в угрозах причинения вреда. При этом возможна угроза причинением вреда законным правам и интересам не только самого принуждаемого, но и других лиц;

- путем непосредственного воздействия на бессознательную составляющую человеческой психики.

При информационном способе принуждаемый осознает фактический характер и реальную опасность угрозы причинения вреда. При воздействии на бессознательную часть психики такого осознания может и не быть (гипноз, психозомбирование, психокодирование и т.п.). В настоящее время воздействие на бессознательную сферу человека не отрицается. Более того, исследования таких воздействий становятся актуальными.

Принуждение в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, характеризуется следующими объективными признаками: общественная опасность, противоправность, действительность (реальность).

Любое принуждение имеет субъективные критерии преодолимости, зависящие от психического осознания поведения как принуждаемым, так и принуждающим. Во многих случаях субъективные критерии преодолимости связаны с объективными, но вместе с тем есть и чисто субъективные характеристики преодолимости принуждения. Так, у каждого человека есть болевой порог. Одни могут терпеть побои, истязания и т.д. длительное время, а другие перестают сопротивляться сразу. Безусловно, это субъективное обстоятельство, и в качестве абсолютного критерия преодолимости принуждения его признавать нельзя. Но и сбрасывать со счетов болевой порог как субъективную характеристику восприятия принуждения также не стоит. Во всяком случае этот критерий возможно выявить при проведении психофизиологической экспертизы. Представляется, что назначение такого исследования должно быть обязательным при применении ст. 40 УК.

Наконец, обратимся к такой субъективной характеристике, как страх, осознание опасности. Ведь принуждающий зачастую добивается своей цели, рассчитывая в первую очередь на испуг принуждаемого.

Реальный, обоснованный страх за свою жизнь, жизнь своих близких нельзя не учитывать при решении вопроса о том, было ли принуждение преодолимым. Страх может подтолкнуть человека к активному противодействию, а может и парализовать волю, сделать из него покорного исполнителя любого требования принуждающего.

Наличие или отсутствие психологической способности принуждаемого руководить своим поведением должно устанавливаться каждый раз исходя из фактических обстоятельств дела, личности принуждаемого, на основе соответствующего заключения эксперта-психолога.

Судебно-психологическая экспертиза как доказательство возможности обоснованного риска также имеет свои особенности.

Уголовно-правовой институт обоснованного (оправданного, правомерного) риска разрабатывался юристами без участия психологов. Но в одном юристы были едины: риск - это действия, направленные на получение положительного результата, хотя и основанные на предположении и не исключающие в ряде случаев причинения вреда правоохраняемым интересам.

Сужение понятия риска только до правовой интерпретации является не вполне научным и должно быть обоснованно расширено с психологических позиций.

По мнению психологов, ключевой для анализа уголовно-правового института риска является проблема способности человека к управлению и контролированию своего поведения в нестандартных ситуациях.

Следует согласиться со многими исследователями, что в зависимости от психологии профессиональной деятельности различен будет механизм принятия решения в ситуациях риска, характер последствий, специфика целей. Различна и сама вероятность попадания в ситуацию риска. Общеизвестно, что риски и угрозы есть везде, но у сотрудников правоохранительных органов вероятность их наступления особенно существенна. Отразить такое обстоятельство в законодательстве очень сложно, но исследование обоснованности риска экспертом-психологом учитывает специфику профессиональной деятельности.

При оценке обоснованного риска эксперт-психолог учитывает: специфику деятельности, личностные качества рискующего, обстоятельства, ограничивающие или расширяющие возможность принятия решения в конкретной ситуации.

Значение и возможности использования психологических знаний в процессе применения института обоснованного риска представляются столь же существенными, что и в процессе законодательного регулирования этого института.

Назначение судебно-психологической экспертизы целесообразно и при определении условий правомерности, относящейся к действиям исполнителя приказа или распоряжения (ст. 42 УК).

Требование исполнить незаконный приказ или распоряжение является разновидностью психического принуждения.

Оценка выполнения незаконного приказа тесно связана с ситуацией, в которой оказался подчиненный. В частности, имел ли он время, чтобы определить порядок своих действий, получив заведомо преступный приказ или распоряжение; мог ли предупредить начальника либо вышестоящее лицо о противозаконности приказа (распоряжения). Если преступный приказ носит безотлагательный характер, т.е. требует немедленного исполнения (например, в боевой обстановке), всегда ли лицо, которому он адресован, должно выполнить приказ, будучи уверенным в том, что наносит вред.

При участии психолога в решении вопроса об ответственности субъекта, который выполнил заведомо незаконный приказ или распоряжение, необходимо:

- оценить степень влияния психологического принуждения на подчиненного;

- выяснить психологические особенности, которые оказали существенное влияние на принятие подчиненным решения выполнить незаконный приказ или распоряжение;

- установить психологические компоненты мотива исполнения незаконного приказа или распоряжения.

В заключение отметим, что изложенные направления судебно-психологической экспертизы при исследовании обстоятельств, исключающих преступность деяния, разработаны недостаточно, нуждаются в дальнейшем исследовании.

--------------------------------

<*> Калугин В.В. Физическое или психическое принуждение как обстоятельство, исключающее преступность деяния. М., 2001. С. 13.

 

По материалам http://www.juristlib.ru

 22 июля 2018

Sunny

23°C

Николаев

Sunny

Новини