Приходится констатировать распространенность двух крайних  подходов к показаниям детей: либо переоценка их реальных возможностей, либо полное отрицание способности ребенка правильно воспринимать события и сообщать о них. В большинстве случаев лишь эксперт-психолог может дать правильную оценку интересующим следствие способностям детей. Так же психологическая экспертиза личности несовершеннолетнего подозреваемого либо обвиняемого позволяет дать оценку полноте и степени осознания подростком значения совершенных им действий и реальной способности как руководить ими, так и предвидеть последствия совершенного инкриминируемого ему деяния либо деяний.

Подробное описание экспертизы

Свидетельские показания, как описание явлений прошлого, представляют собой весьма сложный процесс, который относится к области психической деятельности лица, дающего показания. При оценке полноты и точности свидетельских показаний существенную роль играет анализ психологических процессов восприятия, запоминания и воспроизведения конкретными свидетелями фактических данных, существенных для дела; необходимо иметь в виду и разницу в их  способности давать показания. Эта способность  может зависеть  не только от полноценности их органов чувств, уровня развития, продуктивности и надежности памяти, качеств мышления, индивидуального жизненного опыта, запаса знаний, интересов, личностных особенностей, но и в значительной мере от их отношения к самому происшествию. Существенно влияет на свидетельские показания  содержание и структура самого явления, подлежащего восприятию, оценке, запоминанию и воспроизведению, условия, при которых это явление происходило.  

Основаниями назначения  психологической экспертизы могут служить малолетний возраст свидетеля, низкий уровень интеллектуального развития, неразвитая речь, несоответствие показаний ребенка (подростка) иным материалам дела, их противоречивость, существенные изменения от допроса к допросу,  склонность к фантазированию, повышенная внушаемость, подозрения о возможном влиянии со стороны заинтересованных лиц и другое.

Особое значение экспертиза такого рода приобретает при проверке способности детей и подростков давать показания в случаях их отставания в психическом развитии, в том числе не связанном с психическим заболеванием, а обусловленном педагогической запущенностью, иными социальными причинами. Если же речь идет о психозах, достаточно редких в детском возрасте или о тяжелых формах слабоумия, других тяжелых патологических состояниях, следует назначать комплексную психолого-психиатрическую экспертизу (И.А. Кудрявцев, М.В.Морозова и др.).

Дети с задержками психического развития обладают  способностью слышать, видеть, запоминать те или иные события, но отличаются механической памятью, лучше помнят детали, не всегда понимая суть происходящего. Важно учитывать, что эти дети легко внушаемы, быстро соглашаются с высказанной точкой зрения. Поэтому их показания тем достовернее, чем меньше было наводящих вопросов при допросе, чем конкретнее предмет допроса.

Нередко оказываются «негодными» свидетелями дети, обладающие богатой фантазией,  поскольку они легко поддаются самообману, и затем могут говорить неправду, веря в собственную правдивость. Приходится учитывать и возможность дачи ложных показаний обусловленных тщеславием, стремлением ребенка  привлечь к себе внимание, особо «отличиться»; а также местью и ненавистью к обвиняемому, желанием наказать «плохого взрослого» (отчима, педагога);  попытками  разрешить   сложную  семейную  ситуацию  (избавиться от отчима и пр.).

Таким образом, для решения вопроса о способности малолетнего или несовершеннолетнего  свидетеля давать показания необходимо исследовать: а) особенности его психического развития (памяти, внимания, речи, мышления); б) особенности личности (склонность к фантазированию, внушаемости и др.); в) способности запоминать,  последовательно излагать информацию, сходную с интересующей следствие;   г) способность понимать суть и значение происходящего, а также д) психическое состояние свидетеля и е) некоторые особенности событий, о которых он должен давать показания.

К компетенции судебно-психологической экспертизы несовершеннолетних обвиняемых могут быть отнесены любые вопросы психологического содержания (личностные особенности, психические состояния, актуальные мотивы и т.д.), значимые для доказывания и требующие для их решения применения специальных профессиональных познаний в области научной психологии. Невозможно дать перечень всех психологических вопросов, которые могут возникать в связи с расследованием конкретного уголовного дела. Однако большинство из них так или иначе связано с установлением психологических аспектов вины: специальные знания психолога могут быть использованы для помощи суду и следственным органам в оценке полноты и степени осознания подростком значения своих действий и реальной способности руководить ими (осуществлять выбор вариантов поведения).

Уголовно-правовая теория и уголовный закон исходят из принципа виновной ответственности. Содержание этого принципа, система гарантий его реализации включает положение о том, что деяние, содержащее признаки объективной стороны преступления, не может влечь уголовную ответственность и наказание, если  лицо, его совершившее, не осознавало общественно опасного характера своих действий (бездействия), в том числе не предвидело и не могло предвидеть общественно опасных последствий, либо, хотя и сознавало характер своих действий и их последствий, но было лишено возможности руководить ими.

С учетом сказанного, решение вопроса о виновности и ответственности в подобных случаях требует тщательного изучения психологического механизма совершения преступления через анализ особенностей отражения объективных условий (осознания) в зависимости от личностных особенностей, временных изменений психической деятельности и пр.

В подобных случаях целесообразно применение специальных познаний в форме судебно-психологической экспертизы для установления реальных возможностей субъекта: а) понимать характер и требования ситуации, в зависимости от индивидуально-психологических свойств и психического состояния виновного; б)  предвидеть наступление последствий деяния, в зависимости от способности к установлению причинно-следственных связей, общего интеллектуального развития и пр.; в) руководить своими действиями. 

Вопросы, выносимые на судебно-психологическую экспертизу личности несовершеннолетних (малолетних) подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, свидетелей:

1. Способен ли подэкспертный с учетом его возрастных особенностей, эмоционального состояния, индивидуально - психологических свойств, уровня умственного развития и условий микросоциальной среды (зависимость, угроза, обман и т.д.) осознавать содержании собственных действий и в полной мере сознательно управлять ими и предвидеть их последствия?

2. Имеет ли подэкспертный отклонения в психическом развитии, не являющиеся проявлениями психического заболевания? Если имеет, то какими именно являются их признаки?

3. Какие психологические личностные качества и ведущие мотивационные факторы поведения имеет подэкспертный? В какой связи они находятся с обстоятельствами дела?

4. Могли ли индивидуально - психологические особенности подэкспертного существенно повлиять на его поведение во время совершения им противоправных действий (или преступления)?

5. Имеет ли подэкспертный индивидуально - психологические особенности (повышенная внушаемость, склонность к фантазированию), которые существенно повлияли на характер его показаний по делу?

6. Способен ли подэкспертный с учетом его эмоционального состояния, индивидуально - психологических особенностей и уровня умственного развития правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение по делу, и давать о них соответствующие показания?

7. Повлияли ли (и каким образом) индивидуальные свойства психических процессов подэкспертного (указать в зависимости от того, что имеет значение для дела: память, внимание, восприятие, мышление, особенности эмоциональных реакций) или функционирования сенсорных процессов (зрение, слух, обоняние и т.д.) на адекватность восприятия особенностей и содержания ситуации (указать имеющиеся признаки ситуации, которая исследуется в деле), на их воспроизведение в показаниях?

Дополнительный вопрос:

8. Мог ли несовершеннолетний обвиняемый во время осуществления инкриминированного ему действия осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, и если мог, то в полной ли мере?

 19 августа 2017

Clear

23°C

Николаев

Clear

Новини